Валерий   Новиков
(неоконченная статья)

 

 

БОКСЕРЫ  В  РОССИИ.  НОВАЯ  ЭРА.

 

 

БОКСЕРЫ  И  РКФ.

 

Глобальные изменения в кинологических структурах нашей страны были прямым следствием резкого изменения политического климата в СССР.

Началась «горбачевская» Перестройка. Политическая целесообразность этого шага, глядя с высоты сегодняшних времен – несомненна, последовательность действий – сомнительна. Но это совсем другая история.

 

 Для российской кинологии наиважнейшую роль тогда сыграл подписанный Горбачёвым Закон «Об Общественных Организациях», который даровал любым общественным организациям любого профиля возможность регистрации в государственных структурах и независимую деятельность от других организаций того же профиля.

 

Такая безмерная неконтролируемая демократия имела как положительные, так и отрицательные последствия. С одной стороны это позволило многим талантливым кинологам наконец-то вырваться из-под диктатуры давно прогнившей реликтовой системы, но с другой …

 

Сразу появилась огромная масса совершенно неуправляемых, не признающих никаких зоотехнических требований и стандартов «дворовых клубов», возглавляемых людьми, совершенно случайными в кинологии, но очень желающими быстро заработать денег. Для них были не указ ни общепринятые в кинологии традиции и нормы, ни, даже, Стандарты пород.

А надо сказать, в те времена быстро заработать деньги на щенках или на активно используемом кобеле было очень реально и заманчиво. К примеру, в те времена, когда щенок боксера стоил тысячу рублей, инженеры продолжали получать зарплату 150 – 180 рублей в месяц. Времена были совершенно парадоксальные.

Каждый «дворовый» клубик выдавал свои собственные родословные, достаточно часто содержащие откровенно недостоверную информацию.

 

Помнится, даже появился клуб белых боксеров, куда на эту заманчивую приманку – надеяться, что наконец-то любимого белого боксера, пусть даже и с надписью в родословной «племенной брак », оценят по достоинству, -потянулись многие из владельцев белых боксеров. Однако учредителем этого клуба была дама - просто владелица белого боксера, которая таким образом просто стремилась на своем белом кобеле «намыть денег», готовая его вязать хоть с белыми, хоть с цветными, хоть с кенгуру.

При этом я вовсе не исключаю возможности, что когда-нибудь в одной из стран мира будет создана новая самостоятельная порода – белый боксер. Но это будет другая порода, и об этом совсем другая история.

От тех диких времен отголоски еще слышны и поныне. Но, слава Богу, не в рамках РКФ и ФЦИ, и сейчас вовсе неактуальны для развития наших боксеров. Существование подобной структуры вовсе не должно раздражать. Это нормально – в каждом современном городе должна быть своя помойка.

 

К радости нормальных кинологов, среди всей этой «разноцветной дворовой мишуры» уже изначально выделялись несколько организаций, возглавляемых настоящими профессионалами, которые не только никогда не нарушали общепринятые нормы в разведении собак, но и принесли в российскую кинологию многие новые на тот момент европейские традиции.

 

Одним из первых был организован клуб «Фауна», возглавляемый известной актрисой советского кино и цирка, женой гениального  Юрия Никулина, Татьяной Николаевной Никулиной. Секцию боксеров в «Фауне» изначально возглавили боксеристки с большим стажем сёстры Тамановы Татьяна и Ольга Александровны. Следом почти сразу организовались «Зоосфера», «Кинология», «Элита», «Дельта-Пал», «ВКФ» (Всероссийская Кинологическая Федерация, переименованная 12 сентября 1991 года, после распада СССР в «РКФ» – Российскую Кинологическую Федерацию) и целая масса мелких и малозначительных клубов, названия которых ныне мало кто способен припомнить. Политическая борьба между новыми структурами за доминантное положение в стране и право представлять кинологическую Россию в ФЦИ в те времена развернулась нешуточная. Однако боксеристам до этой политической потасовки было мало дела: им хорошо там, где хорошо боксерам.

 

Первые выставки, представляющие значительный интерес для наиболее прогрессивно настроенных боксеристов тех времен были организованы клубом «Фауна» в 1990 году.

Экспертизу в рингах на той выставке производил польский эксперт Хенрик Юрек, что по тем временам было весьма внове и прогрессивно – это позволяло получить экспонируемым собакам реальные, а не заранее запланированные МГОЛСовсими планами, либо антикварными предубеждениями тамошних экспертов, оценки.

 

Но не это было главное. Главное – на эту выставку впервые в истории страны приехали иностранные боксеристы со своими собаками. Это были одни из лучших польских собак того времени: тогда еще молодой знаменитый Нестор Хевелиус (сын выдающегося немецкого производителя Ксантоса фон Берелер Риз), его замечательная однопометница Надя Хевелиус, а также Макари Эвенемент (сын легендарного Максима Эвенемент), и рыжий Цензор Босс з Окладки. Вместе с ними были их владельцы, общение с которыми нам преподнесло много по тем временам нового и интересного. Здесь следует заметить, что ввиду сложившегося тогда в кинологии информационного голода, наши боксеристы любую новую интересную информацию впитывали, как губки, и тут же искали способы ее практического применения. Помнится, все три гастролировавших польских кобеля еще и успели здесь по одному разу повязаться.

 

Следующей выставкой, наиболее запомнившейся не только боксеристам, но и всем кинологам нашей страны, была Всесоюзная Выставка Собак всех пород 1991 года, превосходно проведенная ВКФ. Это была выставка, впервые продемонстрировавшая настоящий европейский класс, т.е. впервые все увидели, как должна выглядеть и происходить большая выставка всех пород. Ныне всепородные большие САСIBовские выставки для всех давно привычны, и никого не удивляют, но тогда все только начиналось. Пожалуй, это была первая важнейшая победа ВКФ (РКФ), во многом определившая для многих кинологов – представителей разных пород,- приоритет этой организации в дальнейшем развитии кинологии в нашей стране.

 

Для боксеристов нашей страны, тогда еще СССР, эта выставка была очень важна, прежде всего, тем, что впервые в выставке приняли участие все лучшие боксеры и все ведущие боксеристы нашей страны того времени. Здесь были собаки и боксеристы Москвы, Ростова-на-Дону, Курска, Киева, Запорожья, Тбилиси и др. городов СССР. Более того, Бест ин Шоу всей выставки тогда выиграл именно боксер – Колья з Гроду Меркурего!!!

 

После того, как РКФ столь же успешно провела выставку «Евразия -1992»,  кинологи большинства кинологических клубов того времени уже твердо понимали, что для дальнейшего полноценного существования возможен только один путь – стать членами РКФ. Но для этого было необходимо выполнить одно очень важное условие: все родословные документы всех собак вступающих клубов должны были быть подвергнуты экспертизе и обменяны на родословные РКФ. Это было одно из самых мудрейших и основополагающих решений руководства РКФ. Именно оно поставило точку в кинологической вакханалии, сложившейся в стране в бешеные перестроечные годы.

В 1992-1993 годах множество клубов вступали в состав РКФ, и предъявляли выданные ими родословные на собак к анализу их достоверности, адекватности, и последующему обмену на родословные РКФ.

 

Нередко при обмене родословных документов доходило до смешного: оказалось, в родословных некоторых клубов родителями ряда боксеров были записаны всемирно известные большие белые пудели (почему-то именно они). А целая пачка «левых» боксерячьих родословных была выдана якобы кинологическим клубом города Тбилиси, в надежде деляг, что уж этого точно никто в Москве проверить и знать не может. Ну кто из фабриковавших эти бумажки российских аферистов мог предвидеть, что перепроверять их потом будет именно выходец из Тбилиси, боксекрист, знающий всех боксеров этого города наизусть – кинолог РКФ Реваз Хомасуридзе?! Порой в ходе перепроверки родословных стопка недостоверных документов  была вдвое толще нормальных. Таким образом, обмен родословных на образец РКФ сделал свое дело: подавляющее большинство недостоверных документов было уничтожено; вопрос недостоверности племенных документов хоть и не был ликвидирован полностью, однако стал неактуален.

 

 Здесь следует заметить, что все вышеупомянутые выше организации, «Фауна», «Зоосфера», «Кинология», «Элита», «Дельта-Пал»,  тоже вступили в состав РКФ, но ни одна представленная ими на проверку родословных боксеров не была уличена в ложной информации.

 

В 1995 году РКФ в качестве официального представителя России была принята в FCI, и вместе с этим все наши боксеры и представители других пород собак нашей страны, имеющие официальные родословные РКФ, наконец-то получили право на равных с представителями других стран участвовать и конкурировать на всех европейских выставках любого ранга и претендовать на любые наивысшие титулы.

 

Сейчас можно с уверенностью сказать, что именно благодаря РКФ, её разумному контролю и целесообразной демократичности в разведении, наша порода, как и многие другие, получила возможности  для полноценного дальнейшего развития в нашей стране.  

 

 

РОССИЙСКИЙ   БОКСЕР - КЛУБ.

 

Выставки начала 90-х годов, позволившие боксеристам собраться вместе и наладить взаимные контакты, а также общие устремления наших боксеристов, общие проблемы – стремление к улучшению поголовья в условиях крайней ограниченности достойных производителей и благородных кровей, крайний дефицит кинологической информации и ограниченность контактов с боксеристами других стран, стремление к взаимному объединению для того, чтобы общими силами решать все эти проблемы - послужили посылом к тому, чтобы создать единую общероссийскую боксерскую организацию. Закономерным результатом этого было создание Российского Боксер - Клуба.  Дата его рождения – 7 сентября 1993 года. Первым Президентом РБК был избран Сергей Ванжа. Начиная с 1996 года, и по сей день, этой чести был удостоен я, Валерий Новиков.

Очень скоро, 2 июля 1994 года, во многом благодаря своевременным удачным усилиям Ванжи, Российский Боксер-Клуб был принят в состав АТИБОКС.

 

 

Спустя год после создания Клуба, 24-25 сентября 1994 года в г. Ростове-на-Дону состоялась Первая Всероссийская выставка боксеров под патронажем РБК. Экспертизу на этой выставке, впервые в России произвел эксперт - боксерист из Европы, точней из Италии, господин Бруно Дечизе.

 

Первыми питомниками, вошедшими в состав РБК были «Айвенго» зав. Балашов А. г. Москва, «Ванбокс» зав. Ванжа, г.Ростов-на-Дону, «Голден Бокс» зав. Вагунина И. г.Москва, «из Армии Любви» зав. Новиковы В. и Е., г. Москва, «Ланэр Лайт» зав. Огарева Н. г. Калининград, «Аликон» зав. Конкина Л., г. Москва, «Хаг-Ир» зав. Хачатурян А. и Пирогова И., г.Ростов-на-Дону, «Терра Фантастика» зав. Филатова Л., г. Москва. Некоторые изэтих питомников ныне уже угасли, а некоторые, напротив, расцвели и прославились.

Чуть позже РБК пополнился целым рядом новых боксерских питомников, оказывающих значительное влияние на развитие боксеров в нашей стране и поныне: «Алмадинакс» зав. Сысоева Т., г.Омск, «Литер Бомонд» зав. Терентьева Л., г.С-Петербург, «Конгрэм» зав.Климанова О., г.Москва, «Альштат Боксерберг» зав. Якимова Н., г.Калининград, «Рус Элодсер» зав. Серова Л., г.Москва.

Самое наибольшее количество участников на наших выставках 90-х годов составляли боксеры из питомников «Айвенго» и «Рус Элодсер».

 Продолжали появляться новые боксерские питомники, ныне очень известные, и вместе с этим список наших питомников продолжал быстро пополняться. «из Империи Грез» зав. Еремеева Л., г. Москва, «Алиби Бокс» зав. Бесчетников А., г. Москва, »с Семи Холмов»зав. Кудрявцева Л., г. Москва, «с Гранитного Двора» зав. Колубелова Т., г.Долгопрудный, «Солев» зав. Солахян В., г. Подольск.

К сегодняшнему дню список наших боксерских питомников многократно приумножился. Среди них и совсем небольшие питомники, и весьма знаменитые, такие, как «Айне Ворт’ис», «Альмера’с», «Бон Джорно», «Борок’ко», «Брайт’с», «Голдибокс», «Делла Монте Клио», « Джа Дивижн»,  «из Владений Поповых», «из Замка Ольги», «Ист Шайн»,  «Ленд Грейп», «Либерум Авис», «Никинк-Вар-Хард», «Сат’элит», «Соланд Бокс», «Солоев», «Файр Энержи», «Эльмонте’с», «Эрго Бокс» и ряд других.   

 

Деятельность РБК позволяет консолидировать наши общие усилия, поддерживать всеобщее равновесие и справедливую конкуренцию в породе, регулярно выпускать специализированные периодические издания,  организовывать и контролировать все боксерские мероприятия на территории нашей страны. Конечно же, далеко не всегда и не все наши боксеристы ладят между собой. Это в условиях нарастающей конкуренции вполне объяснимо. И нередко только существование нашего Клуба позволяет сохранять наше единство. Мы все делаем одно дело, и это главное.

Боксер-Клуб создавался с целью скорейшего возрождения нашей породы в России, и с этим мы справились. Сегодняшние наши задачи – способствовать дальнейшему прогрессу и стремиться к высочайшему качеству.

 

 

 

 

   ВОЗРОЖДЕНИЕ ПОРОДЫ.

 

За период 60-х  - 80-х годов наши боксеры вовсе не становились хуже. Вовсе нет. Проблема была в другом – шли годы, а они оставались все теми же, они не становились лучше. И это именно в те годы, когда боксеры в других европейских странах очень быстро прогрессировали, начиная с Godevind Фридерун Штокманн  и Chesti Карин Ризевски и продолжая целой плеядой гениальных боксеров восьмидесятых и начала девяностых годов, которым равных нелегко найти и поныне во всем мире!

На протяжении всех этих лет наши контакты с другими странами были крайне ограничены «Железным занавесом». Зарубежная кинологическая литература, контакты с боксеристами других стран, заграничные выставки – все это было для нас почти недоступно. Нас связывали только изредка вопреки всему экспортируемые в СССР тем или иным частным путем отдельные производители. Не имея нужной информации, мы не могли даже в полной мере осознать, как значительно мы отстали.

 

В конце 80-х – начале 90-х годов вследствие изменения политической ситуации в стране возможности контактов с зарубежными коллегами становились все доступней, и наше огромное отставание стало очевидным.  Закономерным порывом было желание преодолеть этот колоссальный разрыв хоть в какой-то мере как можно быстрей.

 

У нас…Здесь следует кое-что уточнить. Тогда, в те времена, вплоть до конца 1991 года, это был ещё СССР, и все пятнадцать республик – это было «у нас». Кому-то, излишне политизированному, здесь могут померещиться имперские мотивы. Но это вовсе не так. Боксеристы разных республик, ставших впоследствии разными странами, тогда ощущали себя одним коллективом – боксеристами СССР. Наши близкие дружеские отношения сохранились и поныне. Можно смело предполагать, что если бы нашими странами руководили боксеристы, то никогда между ними не было бы никаких противоречий и конфликтов. Вероятно, это относится и ко многим другим странам.

Итак. У нас тогда имелись несколько пусть по европейским меркам и не шикарных, однако, весьма неплохих по тем временам кобелей. Это были польские Крес Драшир, Шогун Грыфита, Наполеон Максим з Гроду Меркурего и Колья з Гроду Меркурего; чехословацкие Арес Альфа-Пол, Блонд Бодибокс, Эрик з Лисолайи и Бооди Маримба, югославский Макс, ГДРовский Марек фон Лаузитцерлэнд, венгерский Лемберги Бокс Ципрус Цайт. Ими была повязана огромная масса местных сук в надежде, что это позволит быстро добиться некоторого улучшения имеющегося поголовья. Эти кобели трудились изо всех сил. Например, принадлежавший мне Колья з Гроду Меркурего за свою жизнь вязался около 130 раз! И это было еще не слишком много. Некоторые вязались и почаще. Разумеется, владельцам кобелей это приносило весьма ощутимый доход. Однако, даже несмотря на столь интенсивное использование, их племенные возможности раз за разом бесследно тонули в местном море посредственности, почти не оставляя заметного внешнего следа на детях. Но все же это позволяло повышать накопление внутреннего племенного потенциала.

 

 Только один из кобелей тех времен, благодаря своей очень сильной препотентности, связанной с тем, что был получен в тесном инбридинге, мог служить в тех условиях откровенным улучшателем уже в первой генерации своих потомков. Это был импортированный из ЧССР Сэнди Им-Ка, инбредный на знаменитого немецкого Чемпиона Бруно фон Морсбах  в степени 3 : 2 : 2. Его чаще всего темно-тигровые потомки, с весьма корректными современными головами, элегантные и высокопередые, были весьма узнаваемы. Неудивительно, что именно Сэнди еще в те годы, в удачных сочетаниях с другими импортированными собаками, послужил отправной точкой для формирования поголовья боксерских питомников Айвенго и Алмадинакс – родины многочисленных боксеров - чемпионов.

 

 

Кобелям, привезенным чуть позже, проявить свои племенные возможности было уже намного легче, и результативность выглядела заметно выше.

 В начале 90-х годов были привезены тигровые Данни Гриф и Биро Ёре Бориш, проживавшие в Ростове-на-Дону, и рыжий Хайн Исуко, живший во Владивостоке. Вклад в развитие породы, прежде всего, в своих регионах, но не только, они внесли весьма значительный.

 

В Москву в те годы был привезен из Англии тигровый Блюпайнс Себастьян. Небольшой, аккуратный, компактный и бархатный, словно плюшевая игрушка с витрины английского магазина. Весь из себя деликатный, молчаливый и нерешительный. Но спустя всего месяц жизни в России он стал нормальной российской собакой: уже мог постоять за себя, яростно гонял кошек и устраивал драки с кобелями.

 

 

И всё же в целом активное использование качественных кобелей на поголовье сук умеренного качества вовсе не дало ожидаемого положительного результата, по крайней мере, в первой генерации потомков, что, впрочем, могло быть вполне предсказуемо изначально.

Этот факт может послужить примером и напоминанием каждому заводчику о том, что в стремлении побыстрей получить в своем питомнике превосходное поголовье надо начинать вовсе не с покупки, пусть даже весьма качественного, кобеля для вязок своих уже имеющихся умеренного качества сук, а непременно с приобретения суки максимально хорошего качества и интересного происхождения. Первые же ее одна - две продуманные удачные вязки сразу позволят совершить качественный прорыв.

 

Заметное быстрое качественное улучшение нашего поголовья наметилось, прежде всего, с тех пор, как у нас появились несколько весьма хорошего качества сук, которых заводчики очень ответственно и удачно повязали с разными  известными зарубежными кобелями.

 

Первой из них была привезенная из Словакии Китти Им-Ка. Наиболее результативной ее вязкой был помет от немецкого Чемпиона Йохан фон дер Рехерекке. Поездки на вязки за рубеж в те времена были столь редки, что Сергей Ванжа, владелец Кити, опасаясь, что здесь могут не поверить даже подписанным в Германии документам в  факт свершившейся вязки, что сфотографировал момент совокупления, и прикладывал к акту вязки фотографию, где партнеры стоят в замке. Щенки этого помета, и, прежде всего, Ванбокс Ксено, проживавший в Москве, несомненно, оказали свое благотворное влияние на наших боксеров.

 

 Весьма заметный след оставила импортированная из Бельгии крупная тигровая сука Рози Ван Крато’с Хоф, дочь знаменитого Плато фон дер Хазенберг. К сожалению, владельцы повязали только раз в Словакии с сыном легендарного Тэка. Близкое сочетание кровей этих двух кобелей дало интересный результат – отличного качества и отличного племенного потенциала сук, среди которых наибольший вклад оставили Атланта и Арлетта из Королевства Розы. Их потомки и сейчас нередко лидируют в рингах.

 

Импортированная из Венгрии Аманда Хаммерфест (вл. Коблов Н.), проживавшая в Новосибирске, на первую вязку приехала в Москву к принадлежавшему мне Колья з Гроду Меркурего. По достоинству оценив ее тип и, особенно, происхождение (внучка Сантоса фон Бернштенталь, отца Сэнди Им-Ка), я настоятельно порекомендовал в следующий раз непременно повязать с Сэнди. Когда я  приехал в Новосибирск за алиментным щенком от Колья, то обнаружил, что хозяин никак не может придумать заводскую приставку. Мне почему-то сразу пришло в голову название маленькой полосатой ( если говорить о зебровой амадине) птички амадина, потому как это напоминает одновременно кличку Аманда и её тигровый окрас. Так щенки от Аманды стали получать приставку «Амадина». На следующий год, уже проживая в Омске, хозяин Аманды, как и следовало ожидать, направился на вязку к Сэнди. Одним из полученных в этом помете щенков была Фелка Амадина, красивая, прочная сука, обладающая благодаря своему инбредному происхождению сильным племенным потенциалом. Владелицей её стала проживающая в том же городе Сысоева Татьяна. Впоследствии, благодаря грамотному племенному использованию и племенной ценности, Фелка стала предком многих Чемпионов и основательницей нового успешного боксерского питомника. Вполне закономерно было решение Татьяны дать питомнику название «Амадина», но в ходе регистрации в ФЦИ название пришлось переименовать в «Алмадинакс».

 

 Особого упоминания, несомненно, заслуживает Хайди Мир-Фиш. Импортированная из Словакии, выдающегося даже по сегодняшним меркам качества, Хайди была повязана с голландским кобелем по кличке Арес Ван Хетт Слягек. Полученные в этом помете щенки, Бенедикт, Бигония и Бонифаций из Империи Грез, были столь отличного качества и племенного потенциала, что и сейчас их потомки весьма узнаваемы и часто уверенно лидируют в рингах. Интересные щенки были получены от Хайди также и в двух последующих ее пометах; среди них  наибольший след оставили Дартаньян и Вероника из Империи Грез.

 

Почти одновременно с детьми Хайди  в 1996 – 97 годах или чуть позже у нас появились несколько интересных импортных кобелей: Мусоргский де ля Валле д’Они,  Эторэ дель Неттуно, Джулио, Одис Лидер, Квинтино дэлла Кадормарэ и Идальго дель Тильо д’Оро. Каждый из них оказал весьма значительное и очень полезное влияние на поголовье наших боксеров.

 

Особенно многочисленное и очень узнаваемое потомство оставил Идальго. Даже во внешности его внуков и правнуков часто легко узнаваемы унаследованные от него характерные черты и выражение. Очень многие из его потомков достигли высочайших титулов.

 

С началом нового столетия российские боксеры вышли на весьма достойный и стабильный уровень. Поездки на вязки со своими суками в разные европейские страны стали нормой  для большинства наших заводчиков. Целый ряд превосходных кобелей и сук интереснейшего происхождения и качества приехали в нашу страну и значительно обогатили генофонд поголовья наших боксеров. Поэтому совершенно закономерно, что с каждым годом количество шикарных боксеров на наших главных монопородках становится все больше. Конкуренция возрастает.

 

Восторгом и гордостью всех наших боксеристов стала блистательная победа боксера российского разведения Либерум Авис Пентагон в финальном конкурсе «Бест ин Шоу» на самой главной всепородной выставке нашей страны «Евразия 2008». Пять тысяч собак всех пород, и лучший из всех – боксер!!!  Это был фурор!!!

 

 Теперь ни одна крупнейшая выставка боксеров в европейских странах не обходится без участия и успехов российских боксеров. Успешные выступления российских боксеров на выставках АТИБОКС для всех становятся все привычней. Это вполне закономерный результат упорной и добросовестной работы наших боксеристов в последние десятилетия.

pentagon001.jpg

Материал предоставил Сергей Ванжа

Kolya s Grodu merkurego портрет.jpg
Shogun Grifita
Kres Drashir
Ares Alfapol
Dani Grif
Napoleon Maxim s Grodu Merkurego
sendy.jpg
китти.jpg
Ванбокс Ксено
Биро Ёре Бориш
Blupines Sebastian
felka.jpg
Rozi v Kratoshof
atlanta_s.jpg
Арлетта из Королевства Розы
haidy.jpg
bigonia_imperiigres.jpg
benedikt.jpg
bonifatsiy3.jpg
dartagnan.jpg
Ettore del Nettuno
Odis Lider
Idalgo del Tigli d'Oro
Musorgsky de la Valle d'Oni
Giulio
Quintino della Cadormare
 

Адрес клуба: г. Санкт-Петербург, Васильевский остров, 17 линия, д.38  часы работы - каждый вторник с 18-00 до 20-00

тел. +7 921 3166860 Наталья Евгеньевна        +7 911 9306755 Светлана Гурьяновна,    +7 981 7716450 Ирина Николаевна,   +7 981 9169277  Елена Михайловна

russianboxerclub@mail.ru